日本語、или японский язык. Часть 1.

Вчера сдавал первый в своей жизни JLPT – это тест на общее знание японского языка; по случаю этого напишу о своих взаимотношениях с японским языком.

Интересоваться японским начал чуть больше года назад из-за того, что впервые во взрослой жизни посмотрел хорошее анимэ. Вот такая банальная причина, да. До этого момента я смотрел анимэ один раз, лет в 15. Это был “Bleach” – как раз очень популярное, захватывающее подростковое анимэ; но на тот момент мне совершенно не понравилась рисовка анимэ, она казалась очень статичной, “дешёвой” по сравнению с мультфильмами того времени. Я поставил в мозгу галку “анимэ – не нравится” и забыл про этот вид искусства.

Итак, весной 2018 года я пролистывал только-только открытый для себя сайт Coub. Глубже “популярного” я не заглядывал, и там я обратил внимание на кусочек AMV (любительский музыкальный видеоклип, созданный с использованием фрагментов из аниме или японских видеоигр и любой музыкальной композиции) по анимэ “Волчица и пряности”. Для интересующихся, вот этот ролик (перезалитый, оригинал удален):

Именно креативная часть ролика меня зацепила слабо, но вот в небольших вставках из анимэ я учуял запах Хорошей Истории.

Я пошел самым простым путем: через поисковик нашел сайт с русской озвучкой и начал смотреть. Вообще, я не любил залипать за просмотром кино часами, это книги я могу читать дни напролет, но тут… Я просто невероятными силами сдерживался, чтобы смотреть только по паре серий в день. Какие эмоции были во время и после просмотра: шедевр. Хочу еще. Хочу еще много. Очень много. Анимэ снято по роману? 18 томов? Нафиг работу! Читаю 16 часов в сутки! После того, как я закрыл последнюю страницу, я ощутил такую опустошенность, которую я, навскидку, испытывал всего пару раз в жизни – после прочтения весьма эпического фэнтези (цикла «Летописи Разлома» Ника Перумова и цикла «Меч Истины» Терри Гудкайнда), хотя эпохальностью событий в “Волчице и пряностях” и не пахнет почти.

Затем я продолжил смотреть различные тайтлы. Так как выбирал я из списков типа топ-100, попадались мне замечательнейшие произведения. “Последнее путешествие девушек”, “В лес, где мерцают светлячки”, “Виолетта Эвергарден”, “Ловцы забытых голосов”… И тут я обратил внимание на одну вещь: понятно, что это художественные произведения, да еще и обычно жанра фэнтези, но я замечал трудноуловимые и трудноописуемые отличия от западных произведений. Очень грубые, неточные мысли:

  1. Много восхищения окружающей природой. Именно не описания, как у Пришвина, или, если про фэнтези, как у Толкиена, а восхищения. Герои ненормально часто, по сравнению с западной литературой и кино, наслаждаются окружающим их миром, подчас принимая важные решения именно под влиянием этой красоты.
  2. Герои гораздо, гораздо чаще более похожи на нормальных людей. Они злятся от плохой шутки, плачут от обидного слова, страдают от боли в пояснице, сомневаются ночами над своими решениями. Да, в анимэ тоже есть куча роялей в кустах, но, условно говоря, обычный человек не станет вдруг выносить околосмертельные травмы и еще успевать спасать всех вокруг! Хотя, разумеется, в большом количестве произведений герои – не обычные люди, и ведут себя почти как герои Marvel.
  3. Больше описания повседневной жизни. Опять же условно говоря, даже сильнейший герой спит, ест, готовит еду, поливает цветы перед домом, перевязывает раны, тренируется, выковыривает занозу и так далее. Все это раскрывает личности на уровне очень хороших книг, в то время как в западном кино этого не очень много. Слегка утрирую, но о Железном Человеке, по сравнению с героями анимэ, я не знаю ничего, хотя посмотрел все фильмы о нем.

Подобные мысли подтолкнули меня к одному заключению: японцы как-то чуть иначе воспринимают мир. Эту мысль я и раскрою во второй части этой статьи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *